Чеченский госдрамтеатр имени Ханпаши Нурадилова готовится к юбилею

27 марта – международный День театра. А через считанные дни — в начале апреля — Чеченский государственный драмтеатр им. Героя Советского союза Ханпаши Нурадилова отметит 85-летие. Пока же свой профессиональный праздник труппа встретила в ситуации капитального ремонта. В здании завершается реконструкция сцены, монтаж светового и звукового оборудования, установка кресел. Обновляются и другие помещения театра. В этих весьма далеких от комфорта условиях в разгаре репетиции социальной драмы «Бекхам» («Расплата»). Ставит спектакль по одноименной пьесе Алауди Мусаева главный режиссер театра Руслан Хакишев. Кроме того, в последних числах марта начинается создание драмы «Дахаран пхьалг1а» («Кузня жизни») автора Мусы Ахмадова в постановке Хавы Ахмадовой.

Грозненским театралам известно название «Бекхам» («Расплата») – в послевоенный период драма с успехом шла на сцене театра несколько лет.
— Нынешний спектакль это новый взгляд, иные художественные приемы, словом, другая трактовка, да и актеры другие, ведь в последние годы труппа значительно обновилась, — говорит в беседе с «ГР» Руслан Хакишев.
По словам Хавы Ахмадовой, пьеса «Дахаран пхьалг1а» («Кузня жизни») написана по мотивам древних преданий и легенд.
— Премьера состоится ориентировочно весной этого года, а в мае покажем спектакль на московской сцене — в РАМТ (Российский Академический Молодежный театр). Идея показа спектакля нашего театра в Москве принадлежит министру культуры ЧР Хож-Бауди Дааеву. Надеемся, эти гастроли откроют для московского зрителя одну из многих страниц театрального искусства нашей республики, — отметила худрук-директор ЧГДТ им. Х. Нурадилова.
Как она сообщила, предварит выступление со спектаклем в РАМТ еще одно московское мероприятие – выставка театров ЧР в стенах государственного Центрального Театрального музея (ГЦТМ) им. А. А. Бахрушина в апреле-мае. Готовясь к предстоящей экспозиции, в театре им. Ханпаши Нурадилова собрали для отправки в Москву старые фотографии, афиши, программки, рукописные тексты пьес и т.д. – остатки театрального архива, большая часть которого утрачена в ходе двух минувших войн.
В уникальных материалах – история театра. Что касается настоящего, можно констатировать новый этап в развитии старейшего учреждения культуры республики.
Заведующая литературной частью театра Хеда Берсанукаева сказала следующее «ГР»:
— В последние годы в репертуаре мощно звучала современная тема. В спектаклях «Сан некъ» («Мой путь») по пьесе Мусы Ахмадова (режиссер Хава Ахмадова) и других постановках, созданных тем же творческим тандемом: «Даймехкан сий лардинарш» («Защитники Отечества»), «Турпалхочун беркат» («Наследие героя»), ранее — «Марчо эца вахнарг» («Ушедший за саваном»).
В творчестве корифея чеченской режиссуры Руслана Хакишева спектакли, отражающие нравственные и социальные проблемы современного чеченского общества: «Ворда хаьрцийча – некъ карийна» («Арба перевернулась – дорога нашлась»), «Бекхам» («Расплата») и другие.
И это на фоне традиционного репертуара из спектаклей разных жанров. Кроме того, в нашем театре всегда ставилась классика, в том числе зарубежная, — пояснила завлит театра имени Ханпаши Нурадилова.
Большой знаток истории Чеченского госдрамтеатра имени Ханпаши Нурадилова Руслан Хакишев рассказывает в интервью «ГР»:
— Чеченский национальный театр-студия начал свою деятельность 1 мая 1931 года. Уже в мае 1932 года начинающие актеры представили свои первые спектакли зрителям: «Горы меняются» автора Саида Бадуева и «Алибек-хаджи» по пьесе Денильбека Шерипова. Саид Бадуев — первый драматург театра. Постановки по его произведениям «Бешто», «Петимат», «Огненная гора» положили начало театру, которому с началом Великой Отечественной войны было присвоено имя Ханпаши Нурадилова. Первые режиссеры театра — Мамед Алили и Владимир Шатов. Музыкальной частью руководил легендарный гармонист Умар Димаев. Гарун Батукаев — первый режиссер из чеченцев, начавший свой творческий путь в 1936 году.
В студии обучалась, в основном, аульская молодежь, увлеченная романтикой времени, поэзией, музыкой: Асет Исаева, Хава Хакишева, Хулимат Мустапаева, Асет Ташухаджиева, братья Саид- Ахмад и Тута Алхазовы, Зина Исакова, Яраги Зубайраев, Халим Мусаев и другие .
Очень скоро театр добился признания не только в республике, но и за ее пределами, — отмечает главный режиссер ЧГДТ им. Ханпаши Нурадилова.
Настоящее чеченского театра достойно его славного прошлого.

Рита Хаджиева

Выездные субботники молодых ученых

В течение объявленного в марте Рамзаном Кадыровым месячника по санитарной очистке и благоустройству территории ЧР, провели выездные субботники на территории историко-архитектурного памятника федерального значения Цой-Педе (Малхиста, Итум-Калинский район) сотрудники Центра археологических исследований Академии наук ЧР: Исаев С.Х., Тангиев М.А., Дачаев И.С-Х., Мамаев Р.Х. Об этом сообщает сайт Академии наук ЧР. По той же информации, был произведен сбор бытового мусора на территории башенного селения Цой-Педе и склепового могильника.
Но главным результатом проделанной работы стала новая серпантинная тропа, позволяющая подниматься к памятнику постепенно, под небольшим углом наклона.
В дальнейшем сотрудники ЦАИ продолжат проведение субботников на этом и других археологических памятниках Чечни.

Реставраторы восстановят боевые башни и старинную мечеть

Как планируется, до 2018-го все отреставрированные памятники средневековой архитектуры будут включены в реестр объектов культурного наследия.
«В рамках реализации Федеральной целевой программы „Культура России (2012−2018 годы)“ в 2017 году пройдут ремонтно-реставрационные работы на боевой башне, входящей в историко-архитектурный комплекс Цой-Педе, а также на боевой башне у подножья мыса Малхиста, Макажойских боевых башнях, мечети, Хойской мечети и Хаскалинской боевой башни. Такие работы мы уже провели на боевой башне над некрополем и в святилищах № 1, 2 так называемого «Города Мертвых», — сообщил зампредседателя Комитета правительства ЧР по охране и использованию культурного наследия Абу Исаев.
В ходе последней инвентаризации, проведенной на территории республики, был дополнительно выявлен 141 объект средневековой архитектуры и 235 объектов археологического наследия. В целом же под охраной государства находится более 1050 чеченских памятников.
«Многие участки остались необследованными из-за труднодоступности и в силу того, что не все территории до конца разминированы. До 2018 года мы должны включить в реестр объектов культурного наследия России все объекты, которые находятся на территории Чечни», — сообщил Исаев.
По его словам, во время военных действий в той или иной мере пострадало около 40% чеченских башен и склепов, находящихся на территории Аргунского государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника. Огромный ущерб нанесен памятникам градостроительства и архитектуры, из 55 на сегодняшний день в Грозном осталось только 12. Уникальные памятники культуры сохранились до наших дней по причине своей труднодоступности. Усеянных боевыми и жилыми башнями территорий немало в горной части ЧР.
Хамид Мамаев, ученый-археолог, руководитель Центра археологических исследований АН ЧР:
«Я как государственный эксперт просматривал документацию в связи с предполагаемой реставрацией одной из двух башен и двух святилищ историко-архитектурного комплекса Цой-Педе в Итум-Калинском районе. В свое время советские археологи насчитали на этой территории 46 склепов. Такое скопление погребальных сооружений и памятников средневековья сложно найти еще где-нибудь на Кавказе, да и в других географических точках нашей страны. В этом комплексе есть часть склепов, расположенных под землей, есть еще наземные и полуподземные, как мы, археологи, их классифицируем», — отметил ученый.
По его словам, в средневековой башенной архитектуре различают два типа подобных строений — жилые и боевые башни. Особенности строительства и тех, и других несколько различаются. В конструкции жилых башен предусматривалась лишняя опора в виде устойчивого каркаса, который поддерживал верхние этажи постройки. А в боевых башнях такого не было. И по этой причине тоже башенные постройки этой категории более подвержены разрушительному действию времени и других факторов, считает Мамаев.
«Главное сейчас не столько реконструкция и сохранение этого объекта, сколько его консервация, так как эта боевая башня, расположенная на скале над дорогой, сейчас находится в таком состоянии, что может развалиться от малейших подземных толчков. А вероятность этого в нашем сейсмоопасном регионе достаточно высока», — отмечают в Департаменте по охране памятников культурного наследия ЧР.
До нашего времени в горной Чечне в различном виде сохранились сотни памятников архитектуры – уникальные пещерные гроты, усыпальницы, грунтовые могильники, подземные и надземные родовые склепы, замковые комплексы. Если говорить об объектах федерального значения, то это «Город мертвых «Цой-Педе»» и комплекс «Пакоч», а также городища и курганные группы. Все они нуждаются в срочной помощи реставраторов, а не строителей. Как известно, некоторые памятники архитектуры республики, перестроенные заново, утратили свою историческую и научную ценность.
На территории Аргунского государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника, созданного в 1988 году и расположенного на территории 240 тысяч гектаров, насчитывается более 150 башенных поселений, сотни жилых и боевых башен, около 20 культовых сооружений, более 150 полуподземных и надземных склепов. Исследователи датируют эти постройки X-XV веками.

Рита Хаджиева

Узек-Юртовское городище: котлованы превращены в свалки

К сожалению, этот археологический памятник уже в течение многих лет подвергается активному разрушению – с его территории вывозится культурный слой, составляющий основную историческую ценность памятников подобного типа. Кроме того, образующиеся котлованы превращены в мусорные свалки, несмотря на то, что памятник как объект федерального значения внесен в перечень охраняемого культурного наследия Чеченской Республики соответствующим приказом Министерства культуры ЧР от 2014 года, сообщается на сайте Академии наук ЧР.
По той же информации, на минувшей неделе молодые ученые Центра археологических исследований АН ЧР обследовали археологические памятники в окрестностях селения Дуба-Юрт (Шалинский район ЧР). Причиной выездов послужили, в частности, сообщения местных жителей о продолжающемся разрушении незаурядного археологического объекта – городища Узек-Юрт, впервые зафиксированного известным северокавказским археологом В.И. Долбежевым еще в 1882 г. во время первых археологических исследований на территории Чечни. В 2013 г. он вновь был обследован экспедицией Б. Атабиева в связи с предполагавшимся строительством в этой части долины р. Аргун ГЭС «Чири-Юрт».
Узек-Юрт значим для археологии и древней истории Чечни прежде всего наличием в его многослойных – от эпохи бронзы до позднего средневековья включительно – отложений выразительных материалов известной кобанской культуры эпохи поздней бронзы – раннего железа (названа так по ярким находкам в могильнике у селения Верхний Кобан в Северной Осетии), уже представленной на территории нашего края такими известными памятниками, как Сержень-Юртовские могильник и поселения, говорится в пресс-релизе Академии наук ЧР.
Судя по собранным материалам и переданным нам жителями селения Дуба-Юрт Джамбековым Х.А. и Ахматовым А.Р. артефактам, характеризующим высокоразвитое бронзолитейное производство и обработку камня, узек-юртовский памятник может оказаться в том же ряду, что и сержень-юртовские, уже получившие известность на уровне европейской археологии.

ДИРИЖЕР ИЗ ЮЖНОЙ КОРЕИ ВЫСТУПИЛ С СИМФОНИЧЕСКИМ ОРКЕСТРОМ ЧЕЧЕНСКОЙ ГОСФИЛАРМОНИИ

На сцене театрально-концертного зала в Грозном 14 марта состоялся концерт Симфонического концерта Чеченской государственной филармонии им. А. Шахбулатова, которым в этот вечер дирижировал главный дирижёр симфонического оркестра г. Сеул Хван Ын Сок.
Для слушателей в исполнении Симфонического оркестра ЧГФ им. А. Шахбулатова под дирижерством Хван Ын Сок прозвучали произведения великих российских, западно-европейских и чеченских композиторов: «Симфония №40» и «Маленькая ночная серенада» (В.А. Моцарт), серенада Смитта из оперы «Пертская красавица» (Ж. Бизе), вальс из музыки к драме М. Ю. Лермонтова «Маскарад» (А. Хачатурян), «Танец маленьких лебедей» (П. И. Чайковский), «Попурри на тему чеченских мелодий» (Р. Паскаев) и многие другие.
Свое вокальное мастерство продемонстрировали солисты симфонического оркестра ЧГФ им. А. Шахбулатова Мария Юрьева, Амирхан Умаев, Айгуль Оразова. В завершение концерта состоялась процедура награждения – первый заместитель министра культуры ЧР Рустам Милькиев поблагодарил гостя за выступление и вручил ему от имени министра культуры Хож-Бауди Дааева нагрудной знак «За развитие культуры ЧР».

13-я региональная премия «Серебряная Сова» подвела итоги

6 марта в актовом зале Чеченского государственного педагогического университета состоялась 13-я торжественная церемония вручения ежегодных премий Интеллектуального центра ЧР «Серебряная сова». Как обычно, участниками и зрителями стали представители законодательной и исполнительной власти ЧР, научной и творческой интеллигенции.
Открывая церемонию, собравшихся приветствовал Председатель Совета Интеллектуального Центра ЧР, доктор филологических наук, профессор Бекхан Хазбулатов.
— Сегодня я с уверенностью могу сказать, что Интеллектуальный Центр ЧР состоялся как собрание людей, которые стараются внести свой вклад в интеллект общества Чеченской Республики, – сказал он.

По сложившейся традиции «Серебряная сова» была вручена в следующих номинациях: «Наука», «Литература», «За подвижничество», «Здравоохранение», «Искусство», «Духовные корни», «Образование», «Учитель года», «Журналистика» и «Молодой интеллектуал».

Так, в номинации «Наука» награждена доктор физико-математических наук, заведующая сектором синтеза и исследования новых материалов КНИИ РАН Зарган Умхаева.

Зарган Умхаева является проректором ЧГУ и руководителем лаборатории физики магнитных явлений ЧГУ, лабораторией синтеза и исследования новых материалов Комплексного НИИ РАН. Одна из ведущих педагогов и научных работников высшей школы Чеченской Республики, Умхаева не раз принимала участие в работе всесоюзных, всероссийских и региональных конференций. Ею выигран грант Национальной Академии наук США на разработку проекта «Студенческая биржа труда», целью которого является социальная адаптация студентов и выпускников вузов к условиям рынка.
В мае 2014 г. она блестяще защитила докторскую диссертацию «Структурные и магнитные фазовые превращения и сверхтонкие взаимодействия на ядре 57Fe в фазах высокого давления сплавов квазибинарных систем RI1-xRIIxM2 и R(Fe1-xMx)2 (R-РЗЭ, М-3d-металл)». За 35 лет Зарган Умхаева сумела достичь больших успехов в своих исследованиях.

В номинации «Здравоохранение» награжден Заслуженный врач ЧР, терапевт Рабадан Ургуев. Для него премия стала приятной неожиданностью. Заслуженный врач-терапевт в настоящее время на пенсии. Во время боевых действий он не уезжал из республики,спасал тех, кому требовалась медицинская помощь. По словам Рабадана Ургуева, такая награда должна стать предметом гордости для каждого её обладателя и стимулом для дальнейших успехов.
В номинации «Литература» отмечен член Союза писателей России, поэт и писатель Саидбек Дакаев.
В номинации «За подвижничество» – председатель Чеченской республиканской организации Общероссийского профсоюза образования Хизир Герзелиев.
В номинации «Искусство» — Народная артистка ЧР, Заслуженная артистка Республики Дагестан, Заслуженная артистка Республики Ингушетия Лейла Мусаева.
В номинации «Духовные корни» – историк, публицист, начальник отдела научно-исследовательской работы Архивного управления Правительства ЧР Адам Духаев.
В номинации «Образование» определены три победителя: по одному из каждого государственного вуза республики – ректор ЧГПУ Хож-Ахмед Халадов, ректор ЧГУ Заурбек Саидов и заведующий кафедрой «Сети связи и системы коммутации» ГГНТУ им. Миллионщикова Ибрагим Хасамбиев.
В номинации «Учитель года» – Народный учитель ЧР, учитель чеченского языка и литературы СОШ с. Белгатой Абдулгалим Исраилов и Заслуженный учитель ЧР, учитель биологии СОШ с. Герзель-Аул Магомед Газимагомаев.
В номинации «Журналистика» – политический обозреватель ЧГТРК «Грозный» Сайд-Магомед Баширов и главный редактор газеты «Даймохк» Бувайсар Шамсудинов.
В номинации «Молодой интеллектуал» – доцент кафедры «Технология строительного производства» ГГНТУ им. Миллионщикова, кандидат технических наук Саламбек Алиев.
Также за содействие в освещение деятельности Интеллектуального Центра ЧР медалью «За профессиональную честь» награждена главный редактор ЧГТРК «Грозный», Заслуженный журналист ЧР Лолита Хакимова.
«Серебряная сова» — ежегодная премия, учрежденная в 2005 году региональной общественной организацией «Интеллектуальный центр Чеченской Республики». Премии удостаиваются лучшие люди республики: представители интеллигенции, достигшие успеха в науке, медицине, образовании, искусстве.

На снимке: Зарган Умхаева

Рита Хаджиева

Уникальные фотоработы Игоря Пальмина — в Грозном

Сорокалетней давности снимки архитектурных памятников горной Чечено-Ингушетии пополнили фонд Архивного управления Правительства ЧР. Их автор — известный советский и российский фотограф Игорь Пальмин. Датированы работы 1977 и 1980 годами.

Это событие имеет большое значение для истории и культуры Чечни, отметили участники Круглого стола, состоявшегося в Национальной библиотеке им. А.Айдамирова в среду 1 марта. В беседе приняли участие руководитель НИЭ «Неизвестная Чечня» Джамалай Бугаев, начальник Архивного управления Правительства ЧР Шовхал Айдамиров, директор Информационного агентства «Грозный-Информ» Али Темирханов, а также сотрудники Аргунского музея-заповедника, члены регионального отделения «Русского географического общества» и т.д.

В ходе встречи Шовхал Айдамиров рассказал о проведенных им ранее переговорах с Пальминым в Москве. Их итогом стала передача коллекций фотографий горной Чечено-Ингушетии в фонд Архивного управления Правительства ЧР .

— Фотоматериалы, о которых идет речь, безусловно, уникальны, ведь многие из запечатленных на них памятников стерты с лица земли, — подчеркнул в своем выступлении Джамалай Бугаев.

Фрагмент воспоминаний Игоря Пальмина о предыстории появления легендарных фотоснимков:
«В июле 1978 года я впервые попал в Чечено-Ингушетию, где мне предстояло фотографировать сохранившиеся в горах памятники старой архитектуры. Задание издательства ограничивалось легкодоступными объектами вблизи проезжих дорог и населенных пунктов. С первых же дней увиденное настолько захватило меня, что я сломал первоначальный план и не смог ограничиться одной поездкой…

…Здесь не бывает случайных людей, — продолжает Пальмин. — Кое-как залатав развалины прежних жилищ, сюда из года в год возвращаются и находят приют те, кто когда-то был выслан отсюда. Здесь их настоящая Родина. Глубокой осенью они оставляют родовые гнезда и спускаются на равнину.
Я шел по Чечне и постепенно менялось мое восприятие окружающего. Памятники архитектуры, ради которых я попал сюда, наполнялись новым содержанием. Я начинал воспринимать их как хранилища памяти о трагедии, пережитой народом».

Из других источников:

… Вообще страшновато было. Это ж места, откуда людей репрессировали. Как там будут принимать, как там вообще к русским относятся — ничего не было известно. Но — поехал. Дали мне с собой список объектов, которые надо снять, и план местности c примерным маршрутом. Cначала попадаю в одно селение — погода плохая, снимать нечего. Решаю идти дальше — пешком. С собой один лишь старенький, еще со времен войны спальный мешок. Добрался до другого селения, переночевал у пастуха. Дальше хотел на автобус сесть, но автобус ушел, и я заночевал в деревне.

На следующий день меня везет на машине какой-то милиционер. Едем, и вдруг останавливает нас абсолютно пьяный капитан: «Кто?! Документы!» Показываю паспорт, все рассказываю. А он: «Давай выпьем?». И дальше мы уже едем втроем. Во время очередной остановки капитан приводит меня к каким-то людям в дом, знакомит со всей семьей и напивается уже до чертей. Я измучился, вернулся в Москву. Но быстро понял, что Чечней я уже болен, — и через месяц снова туда поехал. Один прошел 50 км до Никароя… Кормился тем, что удавалось раздобыть. Дошел до границы с Ингушетией и шел бы дальше, но — жратвы никакой и курево на пределе. Вернулся с мешком пленок, а путеводитель так и не выпустили. Думаю, побоялись такой материал выкладывать. Там ведь отчетливо видно, что развалины вовсе не от времени, а от советских бомбежек — бомбили аулы, чтобы чеченцы не могли в них вернуться». (Конец цитаты.

Между тем, фотоработы Игоря Пальмина имеют не только художественную, но и историческую ценность. По словам Шовхала Айдамирова, в настоящее время в Архивном управлении проводится оцифровка переданных Пальминым 163 фотографий.

Кроме того, руководитель ИА «Грозный-информ» Али Темирханов сообщил, что в ближайшее время сотрудники агентства и Архивного управления планируют организовать в Национальной библиотеке выставку работ Пальмина.

Участники встречи отметили и «прикладное» значение снимков — они должны стать основой при восстановлении запечатленных на них исторических памятников в будущем. Также обсуждалась идея создания фильма об Игоре Пальмине и его уникальных фотоработах.

Рита Хаджиева

HRW осудила Польшу за массовые отказы в предоставлении убежища

 

Польские власти массово отказывают лицам, просящим о предоставлении убежища на белорусско-польской границе, сообщает в среду правозащитная организация Human Rights Watch (HRW).

По данным организации, речь идет прежде всего о выходцах из Чечни, Грузии и Таджикистана, которые пытаются получить убежище в Польше, попав в страну через границу с Белоруссией.
«Их число достигло своего пика весной и летом 2016 года (200-300 человек, просящих убежище в течение дня, со снижением до 40-80 человек зимой). Польские сотрудники Пограничной службы проводят с пассажирами, ищущими убежища, короткую беседу, когда они приезжают поездом на пограничную станцию из белорусского Бреста. Как правило, всем, за исключением некоторых, отказывают во въезде в Польшу и возможности подачи заявлений об убежище. Вручаемые… письменные решения, как правило, ссылаются на факт отсутствия визы или разрешения на пребывание, которые делают въезд возможным, и в то же время не включают в себя упоминаний о заявлении на предоставление убежища… Лиц, которым отказано во въезде, отсылают в Белоруссию в тот же день», — говорится в сообщении.

Как подчеркнула представитель HRW Лидия Гэлл, «Польша подвергает этих людей опасности, отказывая им в доступе к процедуре предоставления убежища». Подчеркивается, что постоянные отказы нарушают международное право.

В то же время МВД Польши в ответ на письмо HRW сообщило, что большинство людей, прибывающих на КПП в Тересполе и стремящихся попасть в страну, являются экономическими мигрантами. Ведомство также заверило, что все иностранцы имеют право попросить убежища в Польше и соответствующие запросы Пограничной службой принимаются.

Для Северного Кавказа разработают стратегию развития туризма

 

Для регионов Северо-Кавказского федерального округа будет создана стратегия комплексного развития туристической отрасли. Разработкой документа займется Министерство Российской Федерации по делам Северного Кавказа с привлечением отраслевых экспертов и представителей туристического бизнеса. Об этом рассказал заместитель Министра Российской Федерации по делам Северного Кавказа, председатель Совета директоров АО «Курорты Северного Кавказа» Андрей Резников в ходе сессии «Внутренний туризм: потенциал и барьеры», прошедшей в рамках Российского инвестиционного форума «Сочи-2017».

Вечером накануне депортации в театре им. Х. Нурадилова шел спектакль…

 

В конце дня 22 февраля 1944 года многие чеченские семьи уже знали о нависшей над ними угрозе выселения. Не ведали о страшной беде актеры Чечено-Ингушского госдрамтеатра имени Х. Нурадилова — в тот вечер на сцене шел спектакль.

Рассказывает главный режиссер театра, Народный артист РФ Руслан Хакишев:
«22 февраля 1944 года, 20 часов. На сцене театра исполняется героическая драма. По указанию начальника НКВД действие спектакля прерывается… На сцену выходит директор театра Абдулла Хамидов и, обращаясь к зрителю, с трудом выговаривает: «Спектакль отменяется…» В это же время войска НКВД берут под стражу каждую чеченскую и ингушскую семью, чтоб с расссветом посадить их в телячьи вагоны и отправить далеко за пределы родного края». (Конец цитаты).

Во время этих трагических событий Хакишев учился в начальной школе. Вечером 22 февраля 1944 года на сцене играла Хава Хакишева — одна из первых актрис театра им. Х. Нурадилова, студентка легендарной первой чечено-ингушской студии московского ГИТИСа (Государственный институт театрального искусства им. А. Луначарского) — студии, прервавшей после 3-го курса учебу с началом ВОВ летом 1941 года. В конце 1970-х Хава Хакишева, Народная артистка ЧИАССР, рассказывала автору этих строк:
— 22 февраля 1944-го в театре шел спектакль «Тамара». На сцене были я и Тамара Алиева. Я играла учительницу. Зал был полный, потом он постепенно стал пустеть. Конечно, краем глаза я это видела, хотя была в образе, но не поняла, что происходит. Тут на сцену поднимается военный и говорит: «Что вы здесь делаете? Вас сегодня выселяют, а вы спектакль даете». Директором театра был мой и Тамары Алиевой однокурсник по ГИТИСу Абдулла Хамидов. Услышав слова военного, он помрачнел, распорядился, чтобы закрыли занавес. В замешательстве мы покинули театр…

Потом в выселении мне запретили работать по специальности, я не могла даже драмкружок открыть! Эти тринадцать лет вычеркнуты из моей жизни, — констатировала Хава Хакишева.

Актеры, получившие профессиональное образование в первой чечено-ингушской студии ГИТИСа (1938-1941) вспоминали, как в июне 1941-го часть мужского состава студии ушла добровольцами на фронт. По распоряжению руководства ГИТИСа  в Москве остались Ваха Татаев (будущий министр культуры ЧИАССР) и Абдулла Хамидов (впоследствии директор театра и автор легендарной пьесы «Бож-Али»), на которых была возложена обязанность сопроводить на поезде однокурсниц в Грозный. Эта часть студийцев влилась в труппу театра им. Х. Нурадилова. (Как позднее несколько их однокурсников, вернувшихся с фронта).

Между тем, в это же время записались добровольцами на фронт молодые артисты театра им. Х. Нурадилова. На второй день войны — 23 июня 1941 года — прямо с гастролей в Ведено!… Исмаил Ибрагимов, Абухажи Туликов, Осман Горчханов, Магомед Сапаров, Ваха Магомадов, Тапа Исаев, братья Саид-Ахмад и Тута Алхазовы, Саид Гандаев, Ширвани Сатабаев — многие из них не вернулись с фронтов Великой Отечественной, а в целом 14 артистов театра сложили головы в борьбе с фашизмом.

Из доклада начальника Управления по делам искусств и кинофикации при СНК ЧИАССР Бакланова (из книги Руслана Хакишева «Чеченский государственный драматический театр имени Ханпаши Нурадилова):

«В 1942 году в связи с трудностями военного времени прекращают свою деятельность Чечено-Ингушский ансамбль песни и пляски, Госфилармония, ТЮЗ, Кукольный театр. Эвакуируется в г. Канск Русский драматический театр. В Грозном из основных единиц по линии управления искусств остался Чечено-Ингушский государственный драматический театр, который с первых дней войны быстро перестроил работу на военный лад. Работая под девизом «Все силы на разгром врага», театр имеет цель поддержать глубокую любовь народа к дорогому Отечеству…».
Артисты поднимали дух бойцов Красной Армии вплоть до февраля 1944 г. , когда чеченский народ был депортирован по приказу Сталина.

Рассказывает главный режиссер Чеченского госдрамтеатра им. Х. Нурадилова Руслан Хакишев:

— В 1962 году я закончил в составе чечено-ингушской студии Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии — актерский факультет, несколькими годами позже — режиссерский. Застал старшее на тот момент поколение артистов, многие из них учились в той самой первой актерской студии ГИТИСа от ЧИАССР. Что рассказывали они о работе театра в годы войны — до выселения? По их словам до 1944-го в весенне-летний сезон они давали спектакли в райцентрах и селах, зимой выступали на открытой сцене сада имени 1 мая. (Эта сценическая площадка еще использовалась в 1962-м, там проходили сборные концерты, когда мы приехали после завершения учебы из Ленинграда в Грозный).

Словом, ни до 1944-го, ни в первые годы после возвращения из депортации условий не было никаких, но большинство актеров, преодолевая все бытовые трудности, оставались на сцене, играли, работали с энтузиазмом, какой-то жертвенностью! Для многих из них театр был смыслом жизни. Я всегда восхищался актрисами – Халимат Мустапаевой, Тамарой Алиевой, Асет Ташухаджиевой, Асет Исаевой, Хавой Хакишевой. Каждая из них жизнь посвятила сцене! Они работали практически ежедневно, выезжая на ближние и дальние гастроли, нередко рискуя жизнью. Помню их рассказы о том, как однажды в начале Великой Отечественной войны актеров на выезде в район преследовали бандиты. Или о том, как труппа выезжала на гастроли в Армавир и попала в зону боевых действий.

Как известно, в 1942 году знаменитая 114-я Чечено-Ингушская кавалерийская дивизия, несмотря на большие успехи в сражениях, была расформирована по настоянию Берия. Из состава дивизии по настойчивому ходатайству руководства Чечено-Ингушетии были сохранены небольшие части – 255-й Отдельный Чечено-Ингушский полк и Чечено-Ингушский Отдельный дивизион. Командиром первого был Мовлид Висаитов, второго – Сакка Висаитов. Так вот, Чечено-Ингушский Отдельный дивизион стоял под Армавиром, актеры театра им. Х. Нурадилова выезжали на линию фронта, во время затишья давали спектакли землякам. Бывало, поступал сигнал о начале очередного боя, и постановку приходилось сворачивать. Когда все стихало, вновь устанавливались декорации! Вот такую самоотверженность проявляли наши артисты. (Сохранилось Благодарственное письмо театру им. Х. Нурадилова от командира дивизиона Сакки Висаитова).

На обратном пути труппа, выбираясь из зоны боев,попала под обстрел вражеской авиации; ранения получили несколько артистов, в том числе Асет Исаева, сгорел под бомбами вагон с декорациями. Шел 1942-й. Труппа театра имени Х. Нурадилова, несмотря опасности военного времени, работала в полном объеме. Кроме того, актеры отдавали часть зарплаты на строительство танков и самолетов! Так положено было, — заключил Руслан Хакишев.

… А затем был тот самый вечерний спектакль «Тамара» накануне выселения. И долгих тринадцать лет выживания на чужбине. И еще одно историческое событие от 9 января 1957 года — Указ Верховного Совета СССР и Президиума Верховного Совета РСФСР о восстановлении автономии Чечено-Ингушетии.

Немало усилий приложили Ваха Татаев и Абдулла Хамидов, чтобы в первые же месяцы 1957 года вернуть на родину проживающих в городах и аулах Казахстана и Киргизии бывших артистов театра, музыкантов, танцоров, певцов, обустроить молодежь в вузы искусств.

Вернулись в родной театр и те, кто в 30-х годах начинал его историю…

28 декабря 1958 года театр им. Х. Нурадилова открылся героической драмой Халида Ошаева «Асламбек Шерипов» в постановке Миная Минаева и Лидии Горькой — преподавателей первой чечено-ингушской актерской студии ГИТИСа 1938-1941 гг., которые приехали в Грозный после возвращения вайнахов из мест депортации, чтобы помочь своим бывшим студентам возродить театр.

Рита Хаджиева

 

На снимке: после спектакля в Армавире, 1942 г.; в центре — командир Сакка Висаитов, слева актриса Асет Исаева , во втором ряду слева направо — актрисы Асет Ташухаджиева и Хава Хакишева, также на фото — артисты театра им. Х.Нурадилова Хамид Чимаев, Зинаида Исакова и другие.