УВИДЕТЬ НЕКРОПОЛЬ МАЙСТЫ, «КАМЕННОЕ ВОЙСКО» В НАШХЕ, ГРОТЫ ВИЛАХЬ

Парадокс в том, что многие чеченцы за всю жизнь не бывали в высокогорье, а значит, и памятники «старины глубокой» видели только по ТВ. На каждом историческом этапе тому была своя причина: запрет советской власти на поселение в горах вплоть до разрушения СССР, грянувшие в конце 20 века войны, военный беспредел начала «нулевых», отсутствие горных дорог, как и навыков умения топать по горам. Затем ситуация изменилась с точностью до «наоборот»: вместо запретительных мер – призывы побывать или обосноваться на исконных чеченских территориях, дальнейшее развитие  мирных процессов, широкомасштабное строительство дорожной инфраструктуры в высокогорье, где стремительно обретают первозданный вид крепости, башни, святилища.

И все же население республики толпами не валит в горную Чечню, где каждый камень овеян историей, хотя семейные поездки нередки, судя по движению частного автотранспорта по горным серпантинам. Едут, чтобы увидеть руины башен, где родились их отцы и деды, очистить территорию от бурьяна, прикинуть контуры строений для нового поколения.

Посетить землю предков – дело святое, при этом туристический вояж недооценивается. Точнее, не учитывается формат внутреннего туризма – познавательный, просветительский, дающий шанс не только увидеть, но и познать с помощью профессионального гида. Что думают по этому поводу жители республики?

Хава М., преподаватель техникума, 31 год:

— Я родом из Надтеречного района, все мои родственники там, поэтому в горах не была дальше Шатойского района. Как-то раз часть преподавателей нашего техникума отправилась на Кезеной-Ам, я тоже не отказалась. Сказать, что была впечатлена, не сказать ничего. Никакие фотографии не передадут красоту озера, Кезеной-Ам — это сказка. Но мена поразила и дорога к озеру – пропасти, крутые обрывы, леса. Эта поездка стала для меня открытием. И вот прошло два года с тех пор, а я больше нигде у нас и не побывала. Если кто-то из ближнего окружения организует такой выезд, мы с радостью соглашаемся, если такой инициативы нет – даже не пытаемся вырваться из поввседневной рутины. Конечно, туристическая поездка — это другой уровень, ведь кроме Кезеной-Ам и других известных достопримечательностей, есть такие, о которых многие даже не слышали.  Мне кажется, надо больше просвещать народ, пропагандировать, рекламировать. Вот вы подняли эту тему, и так захотелось в горы!

Раяна В., методист ЧГУ, 57 лет:

— Впервые я побывала чуть дальше Итум-Калинского района в 17-летнем возрасте. По чистой случайности: к троюродной сестре приехала гостья из Москвы, и моя родственница хотела организовать пикник. Она позвонила мне в смятении, не знала, с чего начать, где достать транспорта, куда поехать. Я обратилась за помощью к двоюродному брату, тот позвонил своему другу, и все образовалось с их помощью. Когда мне сказали, что едем в Итум-Кали и дальше, для меня это было ни о чем.

Поехали на нескольких машинах. А когда миновал Шатойский район и открылись такие живописные места, восторгалась не только московская гостья, но и все мои родственники, которых мы пригласили составить нам компанию. Кроме двоюродных братьев и их друга, которые часто бывали в горах, прекрасно знали эти места и слушали наши восторги снисходительно.

Я бы и сейчас, в моем почтенном возрасте, согласилась бы на экскурсию. Правда, здоровье не позволяет подниматься в горы. Кроме того, неплохо было бы в середине дня организовать перерыв на час-полтора, но в горах ведь нет инфраструктуры с почасовыми услугами.

Муслим Ш., сотрудник сервисного центра «Мегафон», 32 года   :

— Мои знакомые отдыхали на турбазе в Нихалое, им очень понравилось. Теперь собираются подальше — в Галанчожский район, Ножай-Юртовский. Говорят, свою республику они по-настоящему и не знали. О себе могу сказать то же самое. Правда, знаю кое-что теоретически о наших достопримечательностях, много читал в Интернете. Надеюсь побывать подальше известных исторических мест. В ущелье Дойни-Чу, например, его называют красивейшим в республике, в Нашхе хотел бы увидеть «каменное войско», в Вилахе – гротовый комплекс, да много кое-чего еще.

Малика Эцаева, учитель русского языка и литературы, с. Гойты, 67:

— Наш прадед Хуза был из Ц1еси, лет 180 назад он перебрался в Гойты.

Старший брат ездил к подножию Ц1еси-лам, но из-за преклонного возраста подняться в бывший аул не смог. Он рассказывал о красоте этих мест, да и кровь влекла, и как-то я обмолвилась сыну, что вот, постарела, а родовой горы так и не увидела. В первый же выходной день сын привёз меня в Ц1еси, к горе, которую одна женщина назвала Кура-Лам. К сожалению, я осталась у подножия, а молодые пошли дальше, увидели водопады, ещё большие красоты. Описать невозможно, там надо побывать.

Считаю, что внутренний туризм нам необходим. Люди ходят по горам «дикарями», видят только красоту. Это, конечно, немало, но мы почти ничего не знаем из истории своего края. Гид очень многое мог бы нам поведать, — добавила собеседница «ГР».

Жители республики заново открывают для родину — исконные земли чеченцев, исторические места, где рождались и умирали предыдущие поколения, башенные аулы, откуда чеченские семьи были отправлены в ссылку в середине прошлого века. Судя по данным Минтуризма ЧР, внутренний туризм в республике  развивается «медленно, но верно».

Зарина Висаева

ОФИЦИАЛЬНО:

Глава ЧР Рамзан Кадыров:

«В республике богатый потенциал туристического кластера — от всесезонного горнолыжного курорта «Ведучи» — работает с января 2018 года — до санатория «Серноводск-Кавказский», расположенного в 50 км от Грозного, на территории которого находится не имеющий аналогов в РФ по составу сероводородный источник. Также масштабные восстановительные работы идут на десятках объектах культурного наследия республики.

Богатый потенциал туристического кластера Чечни нужно использовать для отдыха жителей республики. Находясь у себя дома, наши жители получают не только возможность отойти от повседневной суеты и получить наслаждение, но и соприкоснуться с историей наших предков».

Добавить комментарий